Вадим Крабов приветствует посетителей своего сайта! Желает приятного просмотра, надеется, что Вы оцените интереснейшие сведения о нем и его творениях и верит, что Вы продолжите следить за его творчеством! Удачи!
Лето 2011 Фантастика - это не просто интересно, это ужасно захватывающе!
Эгнор - 2
Меню сайта


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031


Архив записей


Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании


  • Яндекс-Деньги


    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Яндекс Метрика
    Яндекс.Метрика


    Mail Рейтинг
    Рейтинг@Mail.ru


    Приветствую Вас, Гость · RSS 18.10.2017, 13:08

    Вадим Крабов

    Эгнор

     

    Книга 2. Барон.

     

    «Так ошибиться!»

    Ежик, слезающий с кактуса.

     

    Глава 1

     

    Зима выдалась снежная. Как говорили старожилы, на их памяти снег не лежал больше месяца, а вот, пожалуйста, лежит. Не сибирские сугробы, но по местным меркам очень много. А по мне, так теплая весенняя погода: днем подтаивает, ночью подмораживает. Снегопадов больших не было вообще. Двор чистили всего несколько раз за зимний месяц. Теперь его не узнать. Если кому рассказать, что по осени здесь была разруха – ни за что не поверили бы.

    Тогда приехали несколько артелей строителей и плотников. Не профи, разумеется, деревенские, но мастеровитые. Семус прекрасно справился с ролью управляющего. Он знал большинство деревенских, их сильные и слабые стороны: кто поумнее, кто похитрее, короче, без него нам пришлось бы туго.

    Мое положение в баронстве было двойственным. С одной стороны, я – законный владелец этих мест, а с другой – маг. Как меня давно просветили, маг не может быть действующим владетелем по закону Спасителя. Моя ситуация не была уникальна, поэтому выход был элементарным: приставка к роду оставалась ор’ и я автоматически отказывался от любой политической деятельности в пользу графа Хромского, моего сюзерена. То, что я не давал вассальной присяги никого не волновало. Брамус, являвшийся представителем тайной стражи графа, подробно мне это расписал. По большому счету, мне запрещено было только содержать сильное воинское подразделение и вершить суд. На счет суда это формальность. Граф не обрадуется, если его столицу зальет поток дел из моего баронства. Все остается на месте - как раньше управляющий, так теперь мы с ним будем заниматься местными склоками. Семус остался «двойного» подчинения - его присяга графу была самой настоящей, хоть и не магической. Напрягало на счет «стукачка» под боком, но ничего не поделаешь - уволить старика рука не поднималась, да и другого пришлют.

    До холодов перекрыли крышу, вставили стекла, за которыми пришлось ездить в Цитрус отремонтировали несколько комнат, убрали двор от хлама, подправили конюшню, сколотили стайку для скотины и кур, завезли оных вместе с кормом и дворней. Среди деревенских был даже «конкурс» на право пойти к нам в служение. Я в тонкости не вникал, но Агна рассказывала о хитросплетениях местных отношений. Она так и осталась нашей «хозяйкой» теперь уже экономкой.

    «Замок» - слишком громкое название для нашего особнячка, отапливался по старинке, каминами: паровое отопление не было проведено - нагревающих амулетов не достать, глушь-с. Мы ничего менять не стали. Единственное, что сделали под моим чутким руководством, это баню во дворе. Приходилось все объяснять на пальцах и матах. Деревянный сруб, предбанник, мойка - еще куда ни шло, но назначение каменки и парилки – темный лес. Потом настало время испытания.

    Я лично наломал березовых веников. Протопил. Дольше всех продержался Рон, но и он не понял кайфа от хлестанья в жаркой парной. Правда, отличное мытье пропотевшего тела оценили все.

    - Вы там все такие дикари, ветками себя хлестать? – возмутилась Лиза. Я специально пошел с ней во второй раз, - меня в детстве родители так розгами не лупили.

    - Не все, а только самые лучшие представители моего народа! Не буду скромничать. Понравится, вот увидишь. Сейчас пивка хлебанем. Холодненького.

    Сидя в предбаннике завернувшись в простыни и попивая холодного пива с соленой рыбкой, она со мной согласилась. К рыбе с пивом, местным и неплохим, кстати - я приучил. Понравилось. Даже Рону, выросшему на вине.

    - Действительно, легко в теле и на душе… хорошо. Мужчину бы еще… - Лиза кокетливо приспустила с плеча простынь.

    - У нас это целый ритуал. Обычно мужики и женщины отдельно ходят, - я делал вид, что не замечаю намека, - если хотят исключительно попариться и отдохнуть душой. Поболтать, выпить, расслабиться. Хотя… бывает и вместе. Везде есть свое удовольствие, - с этими словами я придвинулся с ней поближе…

    Зимой приучил наш отряд нырять в снег после парилки. Втянулись все.

    Дворня наблюдала за баней, еще с осени, втихаря. Не за голыми телами, вход я предусмотрительно сделал со стороны крепостной стены, а за восторженными воплями. Позже, самые смелые попросили у меня разрешение на пользование баней, поговорив предварительно с Агной, я не отказал. Потом, в середине зимы, подобные переделки в местных «банях» появились в некоторых крестьянских дворах. Старики отнеслись к нововведению неодобрительно, включая Семуса, советовались со служителями, а те… не нашли противоречия с заповедями Спасителя и черноты тоже не усмотрели.

     

    Служителей в моем владении было трое, по количеству деревень и ожидался еще один, замковый, поэтому храм пришлось восстанавливать чуть ли не в первую очередь.

    Они приехали все трое в самый разгар строительства. Двое молодых и пожилой. Первоначальное неудовольствие сменилось удивлением, едва они заметили масштаб работ. Мы не экономили.

    - Охотники, похоже, неплохо разбогатели, - ворчливо произнес старший, Феклил.

    - И здесь всерьез устраиваются, - добавил молодой, Мортус, - надеюсь, не забыли они в руинах веру Спасителя. Судя по скорому ремонту храма, помнят.

    - Если это не дань закону, - заметил Никол, постарше Мортуса, небольшого роста, худой и с глубоко посаженными глазами, - Не люблю я охотников, братья, сказано же было самим Спасителем: «Покарал я дерзость людскую».

    Пожилой поморщился:

    - Не будем вдаваться в богословский диспут но, то было сказано про древних, а есть и другие слова: «Дал я народу моему силу для облегчения жизни верных мне и наказания неверных». Не время сейчас для таких бесед, вон, хозяева встречают.

    К ним уже подбежали мальчишки и отвели лошадей в конюшню.

    На пороге служителей встречали я, Агна и Семус. Последние двое были явно обрадованы.

    - Приветствую вас, братья в Спасителе, - мне давно провели религиозный ликбез, - рад видеть вас в своем замке, если это, - обвел все рукой, - можно так назвать. Честно признаюсь, не ждал вас так скоро и всех вместе.

    - Да прибудет с вами благодать Спасителя, - ответил за всех пожилой и приехавшие поклонились в ответ на наши поклоны, - а собрались мы вместе, что бы увидеть, наконец, нового барона этих мест, о котором ходят столько слухов. Видимо, недосуг ему было появиться хоть в одном нашем храме, помолиться, да перекинуться парой слов со служителем.

    - Что вы, господин настоятель, я как раз завтра собирался в Хлудово на службу и не один. Увы, сами видите, раньше не мог – дел непочатый край, - говорил и ругал себя последними словами. Собирался ведь и закрутился. Даже Семус с намеками отстал, - и первым делом сами видите, Храм ремонтируем. Надеюсь, поторопите начальство с настоятелем? А пока, давайте проведем службу здесь, во дворе. Вот и остальные домочадцы пожаловали, а потом, милости прошу в дом.

    Я бухнулся на колено. Остальные члены сообщества Стихия дружно повторили мое движение. Рабочие и вся дворня побросали дела и постепенно присоединились к нам.

    Настоятели ошарашено переглядывались. Первым опомнился самый опытный служитель и тоже упал на одно колено прямо на увядающую, но еще зеленую осеннюю траву. Следом за ним и остальные настоятели. Началась служба. Укороченная, всего пятнадцать минут и без проповеди. Вел, разумеется, пожилой. В конце обряда он встал и раскинул над всеми руки. С них сорвалось тусклое белое сияние и накрыло нас всех тонким покрывалом, а в ответ на это из всех, в том числе и служителей, вылетели еле заметные туманные дымки и тут же исчезли. Следом исчезла и пелена. Никаких изменений в себе и в аурах окружающих я не заметил, кроме того, что на душе действительно полегчало.

    Сказать, что я был поражен, это ничего не сказать. Состояние сравнимое с потрясением. Конечно, я видел жертвоприношение чернокнижников, но «издалека», видел «отлетавшие» души людей, но… в стороне. Теперь захватило самого. Чувство душевной легкости перемежалось с сожалением: спаситель тоже что-то собирает с молящихся. Ну и хрен с ним, бог ему судья. Простите за неудачный каламбур.

    - Да прибудет со всеми вами благодать Спасителя, - закончил службу настоятель и все начали подниматься с колен с одухотворенными лицами. Я встал последним.

    - Прошу в дом, господа, - позвал я служителей и обвел взглядом наших, - пойдемте все. Агна, распорядись на счет перекусить, Семус, возобнови работы и присоединяйся к нам.

    Сели в недавно отремонтированной столовой. Кухарка с дочерьми подали закуски и вино. Старшенькая старательно отворачивалась от Витара, а тот периодически задевал локтем её бедро, как бы невзначай.

    - Господин барон, честно скажу, не ожидал. Много слухов ходят о вашем отряде, и разных, но… поразили, - начал разговор старший, - позвольте представиться, Феклил, настоятель Хлудовского храма.

    Поочередно представились все служители и мы. Беседа проходила в благожелательном ключе. Мы жаловались на занятость, на отсутствие служителя, нам понимающе кивали и обещали поспособствовать. Вскоре, как это обычно бывает после выпитого, общий разговор распался на несколько «по интересам». Мортус быстро сошелся с Витаром, Феклил с Роном и Семусом, а нам с Агнаром достался Никол – самый нетерпимый к охотникам тип. Женщины ловко самоустранились.

    - Ходите, ходите в руины, и чего там ищете? Богатства? Нашли, как вижу, знаний? А зачем? Нельзя человеку сравняться с Богом! Так и знайте, – он был уже изрядно захмелевший.

    - Знания лишними никогда не бывают, молодой человек, - ответил подвыпивший Агнар, - а сравняться с древними мы никогда не сможем. Спаситель не дает, я в этом уверен.

    - Мне бы вашу уверенность! – скривился служитель, - с лета, считай, повышенное внимание к руинам для всей церкви объявлено. В некоторые монастыри, к святым старцам ангел спускался! – последние слова прошептал и значительно поднял свои глубокие глаза к потолку, - во как. Это в кои веки!

    Мы с Агнаром незаметно переглянулись.

    - Конкретно что-то говорил? - с видимым безразличием спросил я, делая глоток вина.

    - Да как вы не понимаете! Ангелы никогда прямым текстом не говорят, иносказательно. Пророчество! – он поднял палец вверх, - до нас, простых служителей довели только, что присматривайтесь ко всем, кто входит и выходит из руин.

    - По поводу чего смотреть? Не понятно, - с явным любопытством поинтересовался Агнар.

    - А Спаситель знает! Присматривайтесь и все. Если что, помощникам сообщать. А не люблю я их, больше чем вас, охотников. Хотя, именно вы мне очень симпатичны. Барон, спасибо за службу: вне храма, но такая благодать пришла! Мы не ожидали.

    - А на счет пророчества, - Никол вскоре опьянел еще больше, - как говорят в народе: «слово во рту не зашьешь», дошли до нас слухи. Я служителей имею ввиду:

     

    Вернется кто-то Древний в наш мир благословенный,

    Погибнут люди разом, на радость демонятам,

    Те души не спасутся, кто помогал вернуться,

    А кто его погубит, того Спаситель любит.

     

    - Такая вот шарада. Это молодые братья-монахи любят так рифмовать глупо. Развлекаются.

    Меня отозвал Рон:

    - Надо решать на счет налогов на содержание нашего храма.

    - А как положено?

    - Десятая часть с жителей каждого прихода.

    - В чем проблема, пусть подавятся.

    - Да ты что, Егор, скоро тайник привезем, кстати, до снега обязательно успеть надо так что, как только гости уедут, погоним туда. Мы с Витаром. Не против? Часть продавать надо и сразу вопрос: откуда еще такие деньжищи. Понял?

    - Понял. Заведем черную кассу, я Агну научу. Как раз и счет в банке на себя открою и на магическое сообщество Стихия. В Цитрусе есть, по-моему отделение? Так и думал. У Агны же не было счета? Вот и появится, она бухгалтером будет. Счетоводом.

    - Действительно, достало золото. С рабочими не знаешь, как расплачиваться: монеты по сто империалов. И распилить нельзя. Так и сделай, Егор. Разменяешь заодно.

    Застолье плавно перешло в банальную пьянку с выходом на ужин, а дальше сон.

    Витар включил найденную недавно иллюзию выступления древнего артиста, со звуком, разумеется. Встретили на ура. Служители были не чужды искусству, а подобные артефакты находили и раньше. Мне, захмелевшему, понравилось: музыка практически живая, без намеков на электроинструменты. Струнные, духовые, ударные. Музыка была ритмичной, похожей на диско. Или рок-н-рол, не понять, но в пляс тянуло. Потанцевали. Некоторые танцы с дамами, меня успели научить местным движениям. Потом заиграл и запел молодой настоятель, Мортус. Он, оказывается, был в свое время бардом. Играл на мандолине-гитаре, а по местному «бинго». И музыка и слова были красивыми: о любви, верности, чести и т.д. слушали с удовольствием, причем и дворня сбежалась. Я тогда остро, в который раз своей жизни пожалел, что обделен слухом и голосом, а то бы выдал, что-нибудь из нашего! Эх!

    Наутро, отслужив в ремонтируемом храме, служители уехали. Упавшая «благодать» сняла даже намеки на похмелье. Это мне рассказали, сам я и забыл уже, что это такое. И снова служители порадовались благоволению к нам бога. Силен спаситель, ничего не скажешь!

     

    - Не понравился мне Никол, - сказал нам Рон, когда собирался в дорогу за нашим кладом, - косился все время из-под бровей и хмурился.

    - А что делать, если глаза у человека так посажены, - возразил Агнар, - но и я от него не в восторге. Скользкий он.

    Я пожал плечами:

    - Зато рассказал о пророчестве. Похоже, обо мне. На детскую страшилку смахивает. Брр, - шутливо передернул плечами.

    - Не наш он бог, успокойся и забудь, Егор, - Рон сжал мне плечи, - какая еще «радость демонятам»?

    - Да и не переживаю я! Это ты успокойся, со своим беспокойством.

    - Да ну вас, - не всерьез обиделся Рон.

    Ездили они долго, десять дней. Деревню Развалина пришлось обходить лесами. В этом сильно помог управляющий порталом артефакт: он помнил, куда открывался телепорт и показывал текущее местоположение.

    Потом продали часть рутиния и амулеты. Разбогатели, даже не знаю сказать как кто. На свое имя положил сто тысяч и пятьсот пятьдесят тысяч на «Сообщество Стихия», чем и зарегистрировал её в местном кадастре. Доступ к отрядным деньгам открыл для всех наших. Я поверил, что Гонмусы вряд ли разменяются на банальную сдачу ценных клиентов властям. Как их менеджеры перед нами с Агной лебезили! Я такое только в кино про красивую жизнь видел. И вином превосходным угостили, и горфом особым и фруктами, каких в жизни не видел. Домой приехали с кучей «мелочи» - мелкими золотыми и серебряными на текущие расходы.

     

    Заканчивался декабрь. Я, по старой привычке, жил с ожиданием праздника, а здесь Новый Год отмечали в день весеннего равноденствия. Меня это не остановило и я решил в ночь с тридцать первого на первое устроить праздник. Пусть без елки и деда мороза, а так, для души. Чтоб от корней, так сказать, не отрываться.

    Меж тем, стройка не умолкала ни на минуту. Давно подъехала бригада настоящих строителей - каменщиков и взялась за ремонт донжона и стен. Скоро должны были привезти и железные ворота. Для каменщиков мы с Агнаром наделали самозарядных амулетов для размягчения – уплотнения камня, чем сильно сократили время строительства и сбили цену больше чем вдвое с условием, что артефакты останутся им.

    - Не надо будет каждый раз просить магов заряжать наши амулеты, да и хватало их ненадолго, а дорогущие они – ужасть, спасибо вам, ваша милость, - объяснял мне бригадир артели.

    Так что башня наша росла словно по волшебству и стены обновлялись и тоже увеличивались не на много медленнее. А собственно, почему не «по волшебству»?

    Рон распорядился построить надвратные башни и башни по периметру стены, через одному ему понятное расстояние. Вышло шесть башен. По окончании строительства, была мысль укрепить все постройки не обычным «упрочнением», пусть и военным, а внутристенной каменной пеленой с автоматическим включением и накопителями. Я один качал головой: «Что нам, от всего света обороняться?», но поддержки ни у кого не находил, даже Лиза игнорировала мой скепсис: «Хочу жить в настоящей крепости» и все тут.

    В конце декабря выбрал время и посетил все деревни. Порешили: налог мне обычный, десятина с урожая. Аренду за землю пока брать не буду, раз у меня отсрочка от графа, а распределение наделов на общем сходе, с моим присутствием, чему я был не рад. Тогда я навесил на них дороги за их счет. Для виду все повозмущались, но я знал, что это и так была их обязанность за символический вычет с арендной платы. В целом, мы остались довольны друг другом, а когда я сказал, что обеспечу мага жизни для посевной, вовремя вспомнив рассказ Агны, то меня чуть в зад не расцеловали.

    Домой вернулся только через неделю отлучки. Утомительное это дело – собственное баронство, скажу я вам.

    Сильно выручали древние разговорники, в плане отсутствия скуки: будто и не ездил никуда, был в курсе всех событий в замке, а от Лизы еще и сплетней: «Витар встречается с Дариной, дочерью кухарки, Агнар с Гелей» , служанкой, а фактически заместителем Агны по «местным» вопросам и все в этом роде:

    - Ты представляешь, Егорчик, у них все так серьезно! Вчера разговаривала с Даркой, какая там любовь, ты не представляешь! Недавно Витар ей заявил… - я не слушал, просто мычал в нужные моменты, когда слышал свое имя.

    - Ты никогда меня не слушаешь! Тебе совсем не интересно!? Я так и знала, тебе наплевать на меня!

    - Да что ты, просто отвлекся! Я же на работе. Ой, извини, надо поговорить с человеком, я сам свяжусь.

    Это невыносимо, надеюсь, вы меня понимаете.

    При подъезде к замку, сразу бросался в глаза почти готовый донжон и заметно выросшие стены с начатыми башнями. Ого, и это за неделю. Знать, что строителям прибыло подкрепление и видеть результат – большая разница. От прежнего унылого вида не осталось и следа, наоборот, взору открывался новенький аккуратный строящийся замок с копошащимися кое-где людьми на стенах.

    Он стоял на невысоком, но обширном скальном холме и снизу смотрелся почти неприступно. Для моего неискушенного вкуса. «Тогда и рвом надо будет обнести», подумалось сразу, и я невольно загордился. Приятно, черт побери, иметь собственный замок. Теперь я стал понимать англичан говоривших: «Мой дом – моя крепость».

    Настроение взлетело практически до небес, когда недалеко от стены за пределами замковых стен увидел свежеуложенный бревенчатый сруб непонятного назначения, а в открытых железных воротах заметил двух бравых стражников из недавно нанятого десятка наемников. Это максимум, что нам позволялось иметь - пятнадцать мечей гарнизона. Слава богу, разрешалось конных. Жили они в наскоро отремонтированной казарме и пока, насколько слышал за эту неделю, хлопот не доставляли. Представился, пропустили. Во дворе дома подбежал мальчишка с фингалом и принял у меня коня.

    - Откуда фонарь, малец?

    - А, с лестницы упал, ваша милость, - протараторил парнишка и торопливо повел скакуна в конюшню.

    Я хмыкнул и вошел в дом. Я сам просил меня не встречать, поэтому сразу пошел мыться, переодеваться и на кухню. И только поев, выслушал доклад Семуса. Мои друзья так и не появились до самого вечера, чем я и воспользовался – лег подремать.

    Разбудила, разумеется, Лиза. Причем не лично, что было бы приятней, а через амулет:

    - Ты уже здесь, дорогой?

    - И как это ты догадалась? Сплю, между прочим.

    - А мы, между прочим, работаем, так что не ворчи, а спускайся в лабораторию, где кое-что без тебя не получается, между прочим. По твоим схемам, между прочим.

    - Иду, - тяжело вздохнул и стал одеваться. На язвительные Лизины подколки, я давно уже не обращал никакого внимания, а схемы – это универсальные разночастотные радиостанции. Я задумал оснастить ими посты охраны и дежурку, а так же использовать как земное радио: запускать на отдельной частоте музыку из древних амулетов, а потом и современные приобретем. Еще по деревням отдать приглянувшимся людям, пусть стукачами поработают, не разговорники же им привязывать.

    Это тоже была одна из причин моей поездки в одиночку: мои Синя с Фионой научились различать эмоции беседующих со мной людей. Правда, с глазу на глаз и с близкого расстояния, но все же. Я никому об этом не рассказал.

    «Лаборатория» - это вычищенный от хлама обширный подвал, ранее бывший складом этого хлама, а еще раньше винным погребом. Сейчас там стояли свежие деревянные столы, стулья, кресла и полки со шкафами, где хранилась часть наших богатств и книги, а посредине было предусмотрено место для портала - была у нас одна мысль. Дверь в лабораторию была оббита железом и закрыта лично Лизой на хитрый магически-механический замок. Кстати, винный погреб тоже намечался, но в другом месте и более скромный.

    - Приветствую всю честну́ю компанию, - нас дверь впускала без проблем, - не надо оваций.

    Отряд в полном составе, включая и Агну, склонился над самым большим столом покрытым кучей бумаг и заготовок для амулетов, кварцевых кристаллов разной формы и размеров. И дешево и сердито: упорядоченная структура и относительная долговечность, плюс крупные размеры.

    На мое появление отреагировали не сильнее, чем на севшую на стол муху. Обернулись, кивнули и продолжили жаркие дебаты.

    - Я должна слушать музыку просто в комнате, будто амулет играет, а не в ухе или на груди, - горячилась Агна, - я не могу, в отличии от вас, сама древний амулет включить, я не маг!

    Лиза фыркнула:

    - Невозможно вне ауры заставить это работать! – обернулась ко мне, - Чего застыл, иди, разбирайся сам.

    Вот тебе и теплая встреча. Вздохнув, подошел к столу. Народ расступился.

    - Смотри, Егор, - взял слово Агнар, - твои варианты плетений на разные частоты работают, а вот сведение земли и света через модуль не получается, поэтому амулеты перестают работать вне ауры. А та «псевдоаура» или, как ты назвал «виртуальная», которую ты со своей стихией жизни придумал, не передает сигнал через себя. Вот и ломаем головы, в чем причина. Здравствуй, мы соскучились.

    - Привет, Егор, ничего нового, о чем не говорил в разговорник, не случилось? – отвлекся от изучения амулета Рон.

    - Действительно, здравствуй, - почти хором сказали Агна и Витар.

    - Ничего нового и даже поспать успел, - ответил я, окидывая взглядом схемы с нарисованными мной рунами-модулями, - как наемники, Рон?

    - Лично никого не знаю, гильдейские. От службы не отлынивают, а на нас посмотрели и утренние тренировки возобновили. Пока не безобразничали, пьют в меру и только вне службы. Вот и все. Командир сам тебе представится.

    - Хорошо. Есть готовый амулет?

    Подали. Включил нажатием пальца на круглое зеленое пятно, нарисованное стойкой краской на плоской грани кристалла. Краска была обычная, но наносилась с помощью магии помогающей ей проникать в поверхностный слой. Ухудшений свойств материала после подобной процедуры мы не заметили. Рядом была красная «кнопка», а на обратной стороне элементы управления, нанесенные таким же способом. Принцип работы заключался в «датчике давления» на основе универсальной каменной пелены, который активировал ключи разных плетений. Как защиту от случайного нажатия, я использовал стабилизатор под уровень «среднего» давления, подобранный экспериментально, и, естественно, срабатывали «кнопки» только в ауре человека.

    Приемник заработал.

    - Дайте сигнал.

    Лиза заговорила в другой амулет, а из моего послышалось:

    - Вернулся великий и могучий волшебник по имени Егор, потрясатель основ мироздания и победитель черных… - говорила долго, не повторяясь. «Вот и готов диджей», успел подумать я, когда мой амулет замолк, едва я отошел от соседнего стола, куда его положил.

    - Вот, о чем я и говорила! – произнесла Агна, а я подошел к столу и снова раздался театральный голос Лизы из амулета:

    - Не уходи от меня, любимый! На кого ты меня бросаешь! – с почти натуральными рыданиями.

    - Помолчи пока, - остановил я девушку.

    - Ну вот, всегда так. Теперь вы меня понимаете, господа. Подчиняюсь грубой силе.

    Я внимательно начал вглядываться в сложное плетение внутри кристалла и успел услышать слова Витара «тебе бы на подмостках выступать» прежде чем погрузился в астрал.

    «Фионочка, в чем может быть проблема»

    «Надо разбираться. Твоя идея переходного модуля из параллельных нитей разных стихий представляется нам рабочей», увидел я быстро возникшую надпись.

    «Проверяйте исполнение, там должна быть полное пространственное совмещение между аналогичными кодами разных стихий»

    «Делаем», и через некоторое время «есть полное соответствие, а наведения возмущения все равно нет»

    Странно, по всем моим представлениям должно было быть. Или я ошибся в самом принципе работы древних сложных плетений? Не может быть! Иначе будет очень обидно и откинет меня далеко назад. Придется начинать все сначала.

    «Еще раз просчитайте принцип»

    «Делаем»

    Я рассчитывал на «наведенный ток» в результате динамического взаимодействия двух стихий по типу «индукции» тока магнитом в катушке.

    «По расчетам все верно», появилась разочаровывающая надпись.

    «В чем ошибка?»

    «Не знаем», разумеется, иначе давно подсказали бы.

    Думай! Ток. Индуктивность. Буравчик, чтоб его! Стоп… буравчик… в одну сторону… направление!

    «Разверни направление символов в одном переходном модуле на противоположное»

    «Сделано»

    «Запусти тест»

    «Есть отклик!», спустя менее минуты.

    «Слава богу! Перепиши все плетения амулета на правильные»

    «Выполнено»

    Вышел из астрала.

    - Чистая заготовка есть? С кнопками.

    - Сейчас, вот, - Витар подал мне камень полностью аналогичный моему, но «пустой»

    «Фиона, залей в него заклинания». Буквально за минуту камень засветился изнутри желто – красным узором. Он выглядел гораздо симпатичней первого сделанного мной передатчика, но не дотягивал до гармонии древних.

    Включил и скомандовал:

    - Сигнал.

    - О! спаситель! Как достал меня мой муженек! Так и приходится говорить и говорить…

    Я отошел от включенного амулета. Голос из него продолжал раздаваться.

    - Ура! Работает! – сразу сменила репертуар Лизия и все подхватили.

    Агнар обнял меня и приподнял от пола, Рон хлопнул по плечу, Витар обхватил с другой стороны, а женщины чмокнули в щеки.

    - Объясняй, - потребовал Лунис, когда поставил меня на место.

    - Смотрите, - я сел за стол и пододвинул чистый лист бумаги, - счет все учили? – согласно кивнули. Я давно показал арабские цифры и правила арифметики. Все согласились, что это гораздо удобней и удивлялись простоте счета. Сейчас учили и тренировали простейшие операции. Особенно трудно это давалось Рону, просто в силу возраста.

    Я начал объяснять и иллюстрировать принцип на бумаге, показывая, где была ошибка.

    К созданию амулета был привлечен весь наш отряд: Агнар отвечал за передатчик и размещение плетений в кристалле, Рон за приемник, Витар за смену частот, Лиза за «интерфейс», Агна за дизайн. На мне – генерация идей и общие расчеты. Они все научили свои стихии копировать готовые плетения, что сильно упрощало работу.

    К артефакту «припаяли» несколько грамм рутиния с базовыми плетениями, поэтому радиостанция получилась мощная и самозарядная. Мощность «динамика» для трансляции около двух ватт и дополнительный маломощный для переговоров. Частоты приемника и передатчика были разведены, причем с практически неограниченным числом каналов и возможностью настройки во время «покупки». Диапазон примерно средне - коротковолновый. Головная радиостанция будет находиться на донжоне и крутить музыку из амулетов. И древних, и современных, а в роли диджея Лиза уже подобрала толкового музыкального мальчишку, который будет менять амулеты. Они уже были заказаны и скоро их должны подвести. Современные были удобны как репертуаром, так и возможность включения не магами и, кроме того, на них можно записывать.

    - Господин барон, - раздался голос Семуса из разговорника, мы привязали ему один, - вы нужны, к нам гости.

    - Кто?

    - Прибыл настоятель нашего храма и вообще, скоро ужин.

    - Хорошо, мы все подойдем в холл.

    Я закруглился с объяснениями, рассказал о прибывшем служителе и мы поднялись из подвала.

    Настоятель оказался человеком среднего возраста, среднего роста и самой заурядной внешности, даже звали его соответствующе: Медиан. Единственное, что отличало его от средней массы служителей – он был магом жизни. Судя по растянутости ауры - ученик или подмастерье.

    После взаимного расшаркивания, помолились в отремонтированном храме. Снова на нас легла «благодать» и служитель остался очень доволен. Как службой, так и храмом. За ужином разговорились.

    - Я поражен темпами и объемом работ, ваша милость, - начал разговор Медиан, - вы от кого-то собираетесь обороняться?

    - Пограничье, - пожал плечами Рон, - мало ли что. Численность гарнизона не превышает разрешенную. Кстати, Егор, скоро должен подойди командир наемников, у них развод вот-вот закончиться.

    Почти сразу после этих слов в столовую строевым шагом вошел представительный пожилой мужчина с волевым лицом «кадрового» военного. Я встал.

    - Позвольте представиться, господин барон, командир десятка наемников Хромской гильдии наемников десятник Прунис, - он ловко щелкнул каблуками и четко кивнул.

    - Егор ор’Комес. Присаживайтесь за стол.

    - Благодарю.

    - В моем десятке пятнадцать человек, включая меня, собственная экипировка и лошади. Все люди опытные, побывали во многих переделках. Так что здесь для нас отдых, - хлебая суп, рассказывал десятник.

    - Надеюсь, так и дальше продолжится, - согласился с ним я, - претензии по размещению, кормежке есть?

    - Никак нет, ваша милость, ремонт в казарме почти закончили, кормят хорошо. Благодарю.

    Через некоторое время взял слово наш служитель:

    - Скажите, барон, в вашей пятерке – все маги, да еще и не по одной стихии, как вам удалось собрать такую команду?

    - О, господин настоятель, это целая история и я в ней не главный. Нас собрал Агнар, - перекинул я скользкую тему. Ну кто мог знать, что нам пришлют служителя – мага! Теперь придется следить за аурами.

    - Видите ли, - начал Агнар, - мы с Роном старые товарищи и много лет охотились вместе. Потом я решил попробовать себя в школе и всегда искал талантливую молодежь. Тем же стал заниматься и Рон. Была у нас давняя мечта собрать самую сильную пятерку из одних магов и, как видите, удалось. И не прогадали – вон как разбогатели почти из одного похода.

    - А я думал это просто слухи, чтоб молодых привлекать.

    - В большинстве случаев вы правы, но бывают исключения, - заметил Лис.

    От собственного служителя решили не скрывать имена: все равно долго не сможешь шифроваться, а как увидели, что он маг жизни, то не пожалели об этом решении. Вряд ли летний розыскной лист до сих пор на виду в такой дали от графства Флокского. Но теперь другая проблема – запомнить активные стихии в ауре и больше не менять.

    - И вот, после последней удачи, решили осесть здесь и заняться наукой, - добавил Лунис, - что-то типа школы или гильдии. Назвали сообществом Стихия.

    - Так просто? – удивился Медиан.

    - А не нужно нам громкого названия, наши артефакты сами за себя скажут, - заметил я.

    Фиона с Синей сигнализировали мне об удивлении собеседника и любопытстве без агрессивности и страха. И скепсисе – не поверил он Агнару, вернее не совсем поверил. Ложь видит, наверняка.

    Вскоре ужин закончился и мы разошлись. Снова заглянули в лабораторию, поправили схемы и наклепали первые амулеты. Радио «Башня Комес» решили запустить завтра.

     

    На обшитый лесами донжон поднялись я, Лиза и Ринат, сын конюха, тот самый, с фингалом. Зашли в самую верхнюю комнату, пахнущую свежим лесом. Там стоял стол и кресло.

    - Смотри, Ринат, - начала объяснение Лиза, - вот этот большой кристалл в удобной подставке, называется радиостанция. Он будет передавать любой звук из этих музыкальных амулетов. Их надо ставить сюда, - показала на специальные выемки в подставке вокруг передатчика, - в этот амулет будешь говорить, он будет стоять здесь. Для включения, просто надавишь на это зеленое пятно, и тогда музыка остановится, а твой голос будет слышан всем у кого есть приемник. Не боишься?

    - Да что вы! Конечно, нет! – мальчишку переполнял азарт.

    - Амулет называется микрофон, запомнил? Что бы выключить его, нажмешь на красную кнопку. Музыка заиграет сама, если до этого была включена. Выключается тоже красными пятнами. Пятна называются кнопки. Понятно? – мальчик важно кивнул.

    - Этот амулет лично твой. Он связан со мной и Егором, будем говорить, что поставить или объявить что-нибудь для всех. Понятно?

    - Все понял, госпожа. Когда начнем? – в голосе было столько нетерпения, что мы невольно улыбнулись.

    - Сейчас и начнем.

    Поставили, закрепили. Лиза вставила в одно гнездо микрофон, я в другое – амулет древних. В гнезде было предусмотрено встроенное активирующее плетение.

    - Включай, Ринат, - торжественно произнесла Лизия.

    Мальчишка с явным волнением нажал на кнопку включения передатчика. Ввысь сорвался большой радио светляк на длинном «поводке».

    - Микрофон, - Ринат нажал дрожащим пальцем, - говори.

    Парень откашлялся. Из наших приемников послышался его четкий кашель. Мальчик восторженно посмотрел на нас.

    - Говори смелее, - произнесла Лиз… Продолжение »

    Copyright Вадим Крабов © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz